Сегментарная остеотомия верхней челюсти

Остеотомия верхней челюсти: кому она поможет, и как подготовиться к операции

Верхние и нижние челюсти определяют структуру большой части лица. Из-за врожденной или приобретенной проблемы с челюстями лицо может показаться слишком плоским, а подбородок – слишком большим. Также из-за челюстных нарушений могут возникнуть трудности с жеванием, речью, а также портится общий внешний вид лица.

Верхняя челюсть может быть слишком узкой, слишком широкой, слишком короткой или слишком далеко выдаваться вперед или назад, чтобы соответствовать нижней челюсти должным образом.

Операция на верхней челюсть (остеотомия верхней челюсти) является единственным способом, чтобы исправить эти патологии. Асимметрия между различными сторонами лица также может быть исправлена путем изменения верхней челюсти.

Показанием к остеотомии является и дефект альвеолярного отростка верхней челюсти обусловленный врожденной расщелиной.

Хирургическая процедура остеотомии может проводиться и на нижней челюсти, в случае ее деформации и при значительных нарушениях прикуса.

Для большинства людей ортогнатическая хирургии является личным выбором. Поскольку остеотомия верхней челюсти требует длительного периода восстановления, нужно тщательно взвесить все выгоды и тяготы от операции. Для тех немногих людей, которые также имеют серьезные функциональные проблемы, такие как проблемы с жеванием или закрытием рта, ортогнатическая операция может быть необходимостью.

Многочисленные факторы риска могут изменить план лечения или полностью исключают хирургическое вмешательство.

К таким факторам относятся:

  • активная или поздняя стадия заболевания пародонта;
  • дискразия крови – патологическое изменение кровяных клеток или элементов свертываемости крови;
  • системное заболевание;
  • местные факторы, которые могут повлиять на нормальное заживление ран;
  • детский и подростковый возраст. У ребенка челюсти еще не сформировались.


Хирургическая процедура остеотомии может проводиться и на нижней челюсти, в случае ее деформации и при значительных нарушениях прикуса.

Остеотомия нижней и верхней челюсти как метод челюстно-лицевой хирургии при исправлении прикуса

Неправильный прикус не только является проблемой эстетичного характера, но и негативно влияет на здоровье и жизнедеятельность человека. Аномалия может спровоцировать нарушение речи, привести к утрате зубов и развитию патологий, связанных с пищеварительной системой, из-за некачественного пережевывания пищи, поэтому исправление прикуса необходимо.

Добиться положительного эффекта при помощи брекетов, капп и других стоматологических конструкций не всегда удается. Тогда прибегают к хирургическому вмешательству. Благодаря современным технологиям операции по изменению мезиального прикуса или других челюстных нарушений и выравнивания зубов проходят быстро и с минимальными неудобствами для пациента.


Неправильный прикус не только является проблемой эстетичного характера, но и негативно влияет на здоровье и жизнедеятельность человека. Аномалия может спровоцировать нарушение речи, привести к утрате зубов и развитию патологий, связанных с пищеварительной системой, из-за некачественного пережевывания пищи, поэтому исправление прикуса необходимо.

Что такое остеотомия?

Остеотомия – разновидность операции, которая выполняется на одну из челюстей, а иногда и на обе одновременно. Ее назначают при тяжелых патологиях прикуса, аномальном развитии челюстей, для ликвидации последствий неудачного хирургического лечения врожденных расщелин неба. На нижнюю челюсть операцию часто проводят при переломах и смещениях. Выделяют фрагментарную или полную остеотомию.

Перечисленные дефекты не только отрицательно сказываются на внешности человека и становятся источником психологических проблем, но и провоцируют развитие заболеваний. Они могут стать причиной нарушения дыхательной функции, заболеваний челюстных суставов, проблем с пищеварительной системой. Именно поэтому вовремя проведенная остеотомия значительно улучшает качество жизни человека.


Через некоторое время после проведения остеотомии, когда реабилитационный период остается позади, люди отмечают положительный эффект операции.

Сегментарная остеотомия при коррекции переднего прикуса

    Вход Регистрация
  • Главная →
  • Новости и статьи по стоматологии →
  • Ортодонтия →
  • Сегментарная остеотомия при коррекции переднего прикуса

Анкилоз представляет собой аномальное слияние альвеолярной кости с дентином или цементом зуба. Причиной развития такового могут быть повреждение пародонтальной связки и последующий процесс заживления, ассоциированный с остеокластической активностью, резорбцией корня и, как следствие, со слиянием альвеолярной костной ткани с поверхностью корня. Процесс резорбции при этом продолжается непрерывно до момента, пока костная ткань полностью не заместит пораженные структуры корня.

Патогенез анкилоза

Современные знания о патогенезе анкилоза основаны главным образом на результатах исследований на животных и таковых, полученных в лабораторных условиях, а также на результатах проведения процедуры реплантации собственных зубов у людей. У здоровых пациентов фибробласты пародонтальной связки блокируют процесс остеогенеза в структуре пародонта посредством таких регуляторов, как цитокины и факторы роста. Таким образом, удается добиться сепарированного развития и формирования тканей корня зуба и костной ткани лунки. Некроз клеточных элементов пародонтальной связки, спровоцированный действием определенных факторов, как и в случаях тяжелого вывиха, нарушает нормальный гомеостаз. Развитие некроза при этом связано не только с механизмом воспаления и механическими повреждениями пародонтальной связки, но и с функциональной недостаточностью клеточных элементов пародонта, которые супрессируют остеогенную активность. В таких условиях кость начинает прорастать в структуру пародонтальной связки. Анкилоз, развившийся в результате травмы в процессе роста структур зубочелюстного аппарата, может нарушать вертикальные параметры альвеолярной костной ткани, что, в конечном счете, может привести к развитию открытого прикуса, а также других функциональных и эстетических проблем. Клинический диагноз анкилоза ставиться лишь в условиях, когда пораженный зуб не демонстрирует признаков физиологической подвижности в процессе роста челюсти или во время проведения ортодонтического лечения. Ранняя диагностика анкилоза не изменяет негативного прогноза зуба, связанного с прогрессированием механизма замещающей резорбции. Анкилотическая резорбция, по сути, представляет собой серьёзное осложнение острой травмы в области цемента или пародонтальной связки.

Варианты лечения

Симптомы инфраокклюзии и вертикального несоответствия альвеолярной кости являются более выраженными и прогрессирующими у пациентов с продолжающимся ростом зубочелюстного аппарата, нежели у таковых с полностью сформированными структурами зубов и челюстей. Логично, что безнадежный прогноз анкилозированного зуба обуславливает необходимость поиска вариантов его замещения. Дентальные имплантаты являются приемлемым подходом реабилитации при достаточных геометрических параметрах резидуального гребня. Удаление анкилозированного зуба путем экстракции провоцирует повреждение окружающих кости и мягких тканей, что в результате приводит к потере вертикальных параметров костного гребня. В условиях продолжающегося роста челюсти подобная ситуация является крайне сложной с точки зрения прогнозированного лечения. В 1984 году Malmgren и соавторы предложили процедуру декоронации как подход к сохранению исходных параметров гребня в области анкилозированного зуба у пациентов на стадии продолжающегося роста зубочелюстного аппарата. В случаях позднего начала анкилоза мониторинг за такими пациентами проводиться до момента окончания роста, или же до момента, когда становиться понятным, что ситуации с несоответствием вертикальных параметров со смежными зубами не избежать. При незначительных отличиях параметров высоты зубоальвеолярного комплекса ситуацию можно скорректировать посредством композитной реставрации или же за счет ортопедической конструкции. Еще один вариант лечения состоит в хирургической люксации зуба с разрушением сформированной костной связи и немедленным дальнейшим приложением действующей силы посредством ортодонтических аппаратов. Такой подход позволит фиброзной ткани сформироваться на месте костной. Сегментарная остеотомия также представляет собой один из вариантов лечения, который используется уже после предварительно неуспешной процедуры хирургической люксациии. Альвеолярный сегмент зуба секцируется мезиально, дистально и субапикально. После этого его репозиционируют и фиксируют при помощи акриловой каппы, которую изготавливают еще до начала лечения. Стабилизацию самого костного сегмента проводят при помощи мини-пластин или мини-винтов. Также зубоальвеолярный сегмент можно стабилизировать и за счет ортодонтического аппарата, если сформировавшийся зазор между ним и окружающей костной тканью является не слишком большим. Еще одной альтернативой остается дистракционный остеогенез. Разделение костных частей проводится со скоростью не более 1 мм в день после предварительно сформированных условий удлинения костного ложа. Разделение костных частей со скоростью менее 1 мм в день ассоциировано с риском развития повторного анкилоза, в то время как при скорости 2 мм в день, наоборот, отмечается снижение скорости процесса костеобразования. Экстракцию же анкилозированного зуба можно провести на любом этапе. Удаление зуба в период скачка роста, в котором установка дентального имплантата является не рекомендованной, провоцирует выраженную потерю костной ткани и формирование дефицита вертикальных параметров костного гребня.

Клинический случай

26-летний пациент без отягощенного соматического анамнеза обратился за помощью по причине проблемного переднего зуба, в области которого в юношеском возрасте ему была нанесена травма. Центральный резец верхней челюсти справа характеризовался наличием признаков вывиха и проведенной реплантации. В области данного зуба был зарегистрирован открытый прикус, поскольку соседние зубы характеризовались наличием нормального паттерна прорезывания, а проблемный – ограниченной подвижностью для вертикального движения (фото 1). После проведения клинического осмотра и рентгенологической диагностики был поставлен диагноз анкилоза 8-го зуба с признаками развития внешней резорбции корня. Кроме того, в области 7-го зуба отмечалось наличие признаков периапикальной патологии (фото 2-3).

Фото 1. Вид до лечения: открытый прикус, язык пациента просовывается между зубами.

Фото 2. Периапикальная рентгенограмма до начала лечения.

Фото 3. Данные конусно-лучевой компьютерной томографии.

Соотношение челюстей пациента было классифицировано как 2-ой класс с наличием переднего открытого прикуса. Также у пациента отмечались признаки генерализированного гингивита средне-легкой степени, а также очаги кариозного поражения. После обсуждения всех вариантов лечения было принято решение закончить ортодонтическое лечение с целью коррекции имеющихся нарушений прикуса и открытого переднего прикуса путем легкой интрузии моляров верхней челюсти. Логично, что шансов ортодонтически переместить 8-ой зуб практически не было. Следовательно, его планировалось репозиционировать посредством сегментарной остеотомии, обеспечив после этого стабилизацию костного блока на протяжении 5-месячного периода. Через 18 месяцев после ортодонтического лечения зубы были выравнены с достижением I класса соотношений, кроме 8-го зуба (фото 4).

Фото 4. Вид через 18 месяцев после ортодонтического лечения: коррекция открытого прикуса.

После выполнения местной анестезии сепарировали полнотканный лоскут, и с апикальной, дистальной и щечной стороны 8-го зуба провели остеотомию посредством пъезотома, не повредив при этом целостности мягких тканей с небной стороны зуба (фото 5-8). Сепарацию костного блока обеспечивали посредством стоматологического долота и молотка. Репозицию блока проводили на 3 мм корональнее предварительной позиции с дальнейшей стабилизацией посредством композитного материала (G-aenial Composite, GC Corp.) и лигатур. Одновременно провели кюретаж периапикального поражения в области 7-го зуба, его апикоэктомию и ретроградное пломбирование. После этого лоскут ушивали (фото 9). Пациенту был предписан прием антибиотиков (амоксициллин / клавулановая кислота 1 грамм, два раза в день в течение 7 дней) и противовоспалительных препаратов (ибупрофен 600 мг). Швы снимали на 14 сутки.

Фото 5. Вид до проведения сегментарной остеотомии.

Фото 6. Вид после сепарации лоскута. Отмечается наличие периапикального поражения в области 7-го зуба.

Фото 7. Выполнение пъезохирургичесого разреза с дистальной стороны 8-го зуба.

Фото 8. Сепарация костного блока при помощи долота.

Фото 9. Ушивание раны и стабилизация костного сегмента.

Для достижения успешных результатов лечения необходимо обеспечить надлежащий период стабилизации области вмешательства. Обычно данный период составляет 3 месяца, поскольку именно столько времени требуется для заживления костной ткани. Через 5 месяцев после выполнения операции провели удаление брекетов (фото 10-12).

Читайте также:  Гранулема на корне зуба: что это такое, фото, лечение народными средствами, антибиотиками и хирургическими методами

Фото 10. Рентгенограмма через 5 месяцев после вмешательства.

Фото 11. Вид после завершения комплексного ортодонтического лечения.

Фото 12. Вид улыбки пациента после завершения комплексного ортодонтического лечения.

Успешной репозиции зубоальвоелярного сегмента удалось добиться без развития каких-либо некротических поражений, дегисценций или рецессий. 8-ой зуб также пролечили эндодонтически. Признаков внутренней резорбции не отмечалось. Лечение внешней резорбции проводили путем местного применения минерал триоксид агрегата, который упаковывали в область пульповой камеры. Потом провели препарирование передних зубов верхней челюсти (от 6 до 11) с дальнейшим их покрытием литий-дисиликатными коронками (e.max, Ivoclar Vivadent) (фото 13).

Фото 13. Вид после фиксации литий-дисиликатных коронок в области 6-11 зубов.

Ретейнеры фиксировали с язычной стороны зубов на верхней и на нижней челюсти с использованием текучего композита (Tetric EvoFlow, Ivoclar Vivadent). Через 24 месяца после выполнения сегментарной остеотомии область вмешательства характеризовалась стабильным состоянием с наличием полноценного контура окружающих мягких тканей. По данным критериев розовой и белой эстетики полученные результаты классифицировали как отличные (фото 14). Рентгенограмма, полученная через 24 месяца после первичного вмешательства, изображена на фото 15.

Фото 14. Вид через 24 месяца после завершения лечения.

Фото 15. Рентгенограмма через 24 месяца после завершения лечения. Отмечается заживление участка периапикального поражения в области 7 зуба и отсутствие признаков внутренней резорбции 8-го зуба.

Обсуждение

В описанном выше клиническом случае выбор сегментарной остеотомии, как метода лечения анкилозированного центрального резца верхней челюсти, был сделан после проведения тщательного процесса диагностики. Клинически было понятно, что зуб необходимо было или хирургическим путем передвинуть вместе с костной структурой альвеолы, или же удалить. Но как бы там ни было, удаление – это всегда последний вариант лечения, особенно в случаях, когда проблемный зуб находится в эстетически значимой области. Нужно учитывать, что установка имплантата на месте удаленного зуба в период продолжающегося роста зубочелюстного аппарата является нежелательной, следовательно, с таковой необходимо повременить. За время ожидания в области экстракции отмечается прогрессирующая резорбция костной ткани, что чревато также компрометацией эстетического профиля улыбки. Конечно же, подобные осложнения можно было бы скорректировать за счет твердкотканной аугментации, однако данная процедура также характеризуется определенными ограничениями.

Применение пъезотома с целью выполнения остеотомии позволяет избежать травмы мягких тканей и не провоцирует развития ожогов. Кроме того, процедура пъезотомии характеризуется уникальной точностью и прогнозированностью. Благодаря этому разрезы удалось провести в направлении от щечной к небной костной пластинке, не спровоцировав при этом повреждения мягких тканей неба. Небольшая люксация костного блока проводилась с использованием стоматологического долота с максимальным контролем за глубиной выполнения вмешательства. Недостаток данного подхода состоит в том, что возможно развитие ятрогенной девитализации зуба, аваскулярного некроза костного сегмента, рецессии десен, потери вертикального уровня костного гребня, пародонтальных карманов и травматической окклюзии. Кроме того, возможно повреждение соседних зубов посредством пъезотома.

Isaacson и коллеги описали аналогичный случай лечения анкилозированного центрального резца у 12-летнего пациента посредством ортодонтического лечения, хирургического вмешательства и дистракционного остеогенеза. Kang и коллеги провели дентоссальную остеотомию с использованием CAD/CAM-изготовленного хирургического шаблона. Применение шаблона позволило сократить время выполнения хирургического вмешательства и уменьшить риск развития ятрогенной травмы. Iskenderoglu на примере животной исследовательской модели доказали, что хирургический подход к лечению анкилозированного или эктопически смещенного зуба является эффективным этапом комплексного ортодонтического лечения. Таким образом удается сократить общее время лечения и снизить риск развития резорбции корня, которая представляет собой распространённый вид осложнений. При добавлении в область оперативного вмешательства еще и фибрина, обогащенного тромбоцитами, ученые регистрировали более успешные клинические результаты лечения. По данным Harshitha и коллег, сегментарная остеотомия в переднем участке верхней челюсти, которую исследователи проводили среди 10 пациентов в возрасте 18-30 лет, позволяет добиться достаточно хороших функциональных и эстетических результатов с минимальным уровнем ассоциированных осложнений на протяжении 6-месячного периода наблюдения. В описанном выше клиническом случае из-за того, что зазор между сформированным сегментом и окружающей костной тканью был относительно небольшим (2-3 мм), врачу удалось адекватно репозиционировать и стабилизировать зубоальвеолярный комплекс при помощи лигатур и композитного материала. Внешняя резорбция корня является прямым последствием травмы зубы и необратимым патологическим процессом. В данной ситуации пациент предварительно был проинформирован о возможной необходимости удаления зуба в будущем, однако учитывая, что весь костный сегмент был репозиционирован в новое положение, проблем с установкой имплантата в данном участке наблюдаться не должно. При достижении надлежащей первичной стабильности имплантат можно было бы сразу и нагрузить. Достижение успешных результатов лечения в данном клиническом случае может быть связано с адекватно проведенным процессом диагностики, правильным хирургическим подходом, достижением надлежащей стабилизации сегмента, и эффективной финишной ортопедической реабилитацией. Учитывая то, что в данной ситуации все же возможен рецидив анкилоза, пациент использует ортодонтическую ретенцию в ночной время, и он даже несколько изменил свой паттерн глотания после нескольких посещений врача психометриста.

Выводы

В описанном выше клиническом случае пациент обратился за клинической помощью по поводу эстетических и функциональных проблем, спровоцированных анкилозом 8-го зуба в результате травмы, и сформировавшимся в результате этого передним открытым прикусом. Коррекция переднего открытого прикуса была достигнута через 18 месяцев ортодонтического лечения, в результате которого удалось добиться соотношения всех зубов в I классе, кроме проблемного 8-го. Для репозиции анкилозированного зуба проводили сегментарную остеотомию с последующей стабилизацией костного блока на протяжении 5 месяцев. На финишном этапе проводили препарирование шести передних зубов с их покрытием литий-дисиликатными коронками. В ходе 24-месячного мониторинга были зарегистрированы успешные эстетические и функциональные результаты лечения. Данный случай демонстрирует, насколько сложным является лечение открытого прикуса, и что в определенных случаях протокол ортодонтической коррекции такового предусматривает проведение хирургической процедуры сегментарной остеотомии.

Авторы:
Peter Tawil, DDS, MS
Mehand Boufassa, DDS

26-летний пациент без отягощенного соматического анамнеза обратился за помощью по причине проблемного переднего зуба, в области которого в юношеском возрасте ему была нанесена травма. Центральный резец верхней челюсти справа характеризовался наличием признаков вывиха и проведенной реплантации. В области данного зуба был зарегистрирован открытый прикус, поскольку соседние зубы характеризовались наличием нормального паттерна прорезывания, а проблемный – ограниченной подвижностью для вертикального движения (фото 1). После проведения клинического осмотра и рентгенологической диагностики был поставлен диагноз анкилоза 8-го зуба с признаками развития внешней резорбции корня. Кроме того, в области 7-го зуба отмечалось наличие признаков периапикальной патологии (фото 2-3).

Необходимость проведения операции

Полную или фрагментарную операцию проводят при необходимости восстановить эстетику взаимного расположения челюстей, нормализовать процесс пережевывания пищи, исключить перегрузки челюстных суставов, устранить речевые нарушения, замедлить процесс разрушения зубных единиц, вызванный неправильным прикусом, анатомическими аномалиями.

Выполнение остеотомии нужно для устранения сопутствующих нарушений функционирования пищеварительного тракта, дыхательной системы, вызванных неправильным расположением челюстей.

Степень выраженности врожденных аномалий возрастает к 20-летнему возрасту. Приобретенные патологии обнаруживаются у представителей всех возрастных подкатегорий. Пациенты независимо от этиологических особенностей испытывают эстетический, психологический дискомфорт.

Вмешательство проводится в случае безрезультатности и нецелесообразности установки кап, брекетов, невозможности устранить структурные костные деформации иными методами.

Остеотомия – разновидность операции, которая выполняется на одну из челюстей, а иногда и на обе одновременно. Ее назначают при тяжелых патологиях прикуса, аномальном развитии челюстей, для ликвидации последствий неудачного хирургического лечения врожденных расщелин неба. На нижнюю челюсть операцию часто проводят при переломах и смещениях. Выделяют фрагментарную или полную остеотомию.

Описание операции

Исправление аномалий прикуса проводится с помощью ортогнатической операции и методами консервативной ортодонтии. В детском возрасте используются консервативные методы. У взрослых не всегда удается добиться желаемого результата без хирургического вмешательства. В подобных случаях проводится операция на нижней и/или верхней челюсти; цель операции — восстановление правильной анатомии зубных рядов и лицевого скелета.

Задачи ортогнатической операции — исправление патологии прикуса, восстановление нормальной окклюзии зубных рядов, устранение функциональных нарушений и улучшение эстетических параметров лица. Операции предшествует этап ортодонтической подготовки. Реабилитационный период сопряжен с определенными трудностями, но ее результат сохраняется на всю жизнь.

Для достижения оптимального эстетического результата с восстановлением естественных пропорций лица ортогнатическая операция может быть дополнена мандибудопластикой с краевой резекцией нижней челюсти, гениопластикой, пластикой скуловых костей с увеличением проекции скуловых дуг. По эстетическим показаниям могут быть выполнены и другие операции пластической хирургии лица: ринопластика, удаление комков Биша, фронтопластика, коррекция второго подбородка, хейлопластика.

Горизонтальная дистракция челюстей с последующей ортогнатической хирургией

Р. А. Хачатрян
к. м. н., челюстно-лицевой хирург, имплантолог, научный советник компаний Biotech International (Франция) и «Медтроник» (Россия), консультант стоматологических клиник «Колибри» (Краснодар), «Визит» (Анапа)

Микрогнатия челюстей является одной из частых патологий среди пациентов с дисгармонией лицевого скелета. Она выражается в трансверсальном недоразвитии челюстных костей в сочетании с неизбежной скученностью зубных рядов, аномалиями прикуса, сокращенным объемом полости рта, нарушением функций жевания и речи. Отдельный контингент составляют больные с обструктивным апноэ сна.

Часто трансверсальная дисгармония зубных рядов сочетается со скелетными аномалиями челюстей (рис. 1, 2) .

Эстетические пропорции лица при данной патологии нарушены, что часто приводит к выраженным нарушениям психоэмоционального статуса пациентов.

Общеизвестные методы лечения данной патологии, состоящие в билатеральном удалении премоляров с последующей ортодонтической коррекцией зубных рядов, не приводят к полноценному восстановлению сокращенных трансверсальных объемов челюстей и полости рта, а также соответствующих функциональных параметров зубочелюстной системы.

Ортопедические методы коррекции трансверсального дефицита тела верхней челюсти были описаны впервые в 1860 году, впоследствии многократно модифицировались и совершенствовались. Цель заключалась в быстром расширении верхней челюсти посредством активации внутриротового дистрактора, зафиксированного полукольцами и штангами в зоне зубного ряда. Скорость экспансии составляла 0,5 мм в день.

Подобное ортопедическое расширение верхней челюсти при помощи несъемных ортодонтических аппаратов имеет множество недостатков и осложнений. В мировой литературе и по нашим наблюдениям отмечаются нежелательные вторичные эффекты ортопедической экспансии, выражающиеся в резорбции кортикальных пластин челюстей и корней зубов, рецессий десны с возникновением патологии пародонта и частыми рецидивами деформаций. Метод также имеет ограниченные возрастные показания и применяется в юном возрасте в период активного роста костей лицевого черепа до 14 лет у девушек и до 17 у юношей.

Быстрая экспансия челюстей при помощи предварительно выполненной остеотомии является техникой выбора у пациентов с завершенным ростом костей лицевого черепа, так как исключает всякое костное сопротивление при латеральном перемещении остеотомированных фрагментов челюстей. Этот тип хирургии основан на растяжении ретрагированного между остеотомированными фрагментами кровяного сгустка с его последующей минерализацией и оссификацией, известен в литературе как феномен дистракционного остеогенеза (рис. 3—5) .

Читайте также:  Грудничок высовывает язык: почему ребенок показывает язык, жует и держит руку во рту, причины

В настоящей работе представляются методы хирургической остеотомии челюстей с последующим применением дистракционного метода при помощи фиксированных ортодонтических конструкций или челюстных дистракторов. Дистракционные аппараты устанавливаются за день до оперативного вмешательства или интраоперационно в зависимости от планируемой конструкции.

На верхней челюсти ортодонтический дистрактор фиксируется при помощи полуколец и штанг к зубному ряду (рис. 6) .

Рис. 6. Стандартный дистрактор верхней челюсти, зафиксированный в области зубного ряда.

При имеющихся проблемах с зубными рядами или частичной вторичной адентии верхней челюсти применяются внутриротовые дистракторы, устанавливающиеся интраоперационно (рис. 4) .

Оперативное вмешательство проводится преимущественно под общей анестезией — назотрахеальная интубация с ИВЛ. После инфильтрации в области преддверия полости рта производится разрез по межзубным десневым сосочкам. Разрезы в преддверии полости рта практически исключены из ервопейских протоколов по ортогнатической хирургии.

После тщательной отслойки слизисто-надкостничных лоскутов оголяется тело верхней челюсти. Остеотомия верхний челюсти представляет классический распил по линии Le-Fort I в сочетании с остеотомией перегородки носа, латеральных стенок верхнечелюстных синусов и крылочелюстных областей (рис. 7) .

Рис. 7. Этап горизонтальной остеотомии верхней челюсти.

Затем рассекается область срединного небного шва (рис. 8) .

Рис. 8. Рассечение срединного небного шва.

После контроля адекватной мобильности остеотомированных фрагментов челюстей лоскуты ушиваются.

В области нижней челюсти фиксация дистрактора производится в области зубного ряда с расположением винта вестибулярно или язычно. Разрез во фронтальной области производится по межзубным сосочкам в сочетании с боковыми разрезами в области клыков (рис. 9) .

Рис. 9. Разрез во фронтальном отделе по сосочкам зубов.

После отслойки слизисто-надкостничного лоскута производится линейный распил в области симфиза по средней линии или ступенчатой остеотомией перед клыками с распространением на среднюю линию (рис. 10) .

Рис. 10. Срединная симфизарная остеотомия.

После полной мобилизации фрагментов раны зашиваются наглухо. Период госпитализации составляет 24 часа.

Послеоперационное ведение больного включает прием нестероидных противовоспалительных, носовых сосудосуживающих препаратов и антисептического полоскания полости рта. Активация дистракторов начинается на 8-й день послеоперационного периода самим больным или персоной из его близкого окружения. Степень активации винта зависит от необходимого размера коррекции.

После завершения дистракции на запланированную ширину ретенционный период до 6 недель способствует оссификации зоны дистракции и консолидации фрагментов челюстей.

Послеоперационное ортодонтическое лечение завершает морфологическое формирование зубных рядов. В отдаленном послеоперационном периоде при необходимости некоторым больным со скелетической аномалией производится также ортогнатическая хирургия.

Рис. 10. Срединная симфизарная остеотомия.

6 эффективных методов исправления глубокого прикуса

  • Мария Константиновна Тевс
  • 4 октября 2018 г.

Выбор в пользу конкретного метода коррекции определяет врач на основании показаний. Перед процедурой необходимо провести ортодонтическое лечение.

Остеотомия нижней челюсти проводится чаще, чем верхней. Это обусловлено повышенной подвижностью первой. Кроме того, большинство повреждений получает именно нижняя челюсть.

  • снижение самооценки из-за непривлекательного внешнего вида;
  • развитие различных стоматологических проблем, вызванных постоянным травмированием слизистой оболочки (из-за неправильного прикуса зубы регулярно касаются задней стороны щек);
  • нарушение дыхательной функции;
  • проблемы с органами пищеварения, которые возникают вследствие недостаточного пережевывания продуктов питания;
  • заболевания челюстных суставов;
  • патологии гайморовых пазух и другое.

Остеотомия на нижней челюсти

Данная операция проводится путем хирургических надрезов кости, которая расположена позади жевательной группы зубов. Таким образом, челюсть устанавливается в правильное положение, при этом костные фрагменты соединяют с помощью пластин, изготовленных из титана до того момента, пока не вырастет костная ткань.

При данном хирургическом вмешательстве челюстная кость рассекается на сегменты, которые затем сопоставляют в нужном положении вместе с зубами и фиксируются.

Противопоказания

В некоторых случаях проведение остеотомии может быть противопоказано. Она никогда не проводится лицам, не достигшим совершеннолетия, по причине продолжающегося формирования костной ткани. Также в проведении операции может быть отказано по следующим причинам:

  • неподготовленные зубные ряды;
  • инфекционные заболевания;
  • нарушение свертываемости крови;
  • сахарный диабет.

Нужно отдавать себе отчет, что первостепенно операция направлена на корректировку положения челюсти с устранением скелетных деформаций. Неправильное расположение зубов она не меняет. Поэтому перед хирургическим вмешательством может проводиться выравнивание зубов брекет-системами, их удаление, протезирование, пластическая коррекция боковых тяжей.


Остеотомия верхней челюсти назначается в тех случаях, если наблюдаются аномалии ее развития. Она может быть проведена по следующим показаниям:

Сегментарная остеотомия верхней челюсти

(!) – полезная информация для тех, кому предстоит подобное вмешательство, обратите внимание.

День операции 10.12.2014

Я не боялась и была готова. Серьезно. Все интересующие меня вопросы я задавала ортодонту. По причине того, что ему некуда было спрятаться, он отвечал. Если мне казалось, что информации недостаточно, я искала ее в литературе и видеороликах. И да, я посмотрела двухчасовой процесс остеотомии задолго до того, как узнала дату своей операции. Мелкие детали я узнала позже, из диссертации. Так что необходимости терроризировать лишний раз Андрея Руслановича у меня не возникло, поэтому я терроризировала его просто так, без острой нужды.

Почему-то родня считала по-другому и перед поездкой все провожали меня словами: «Пусть все будет хорошо, не волнуйся, не бойся, пиши смски». Я всем сказала, что не смогу разговаривать после операции месяц, так что никто не доставал меня звонками и был объявлен полный вербальный отдых

Юлия Владимировна прислала мне моделирование. Оно вообще мне не понравилось. Я серьезно подумывала о том, чтобы позвонить в клинику и всю эту затею отменить, потому что увиденное на картинке, по моему мнению, не стоило всех усилий и расстраивало меня. Помимо прочего, я почему-то уперлась рогом в свой подбородок и решительно не хотела его трогать, желая оставить таким, какой он есть. Честно говоря, я и сейчас не смогу объяснить своего странного поведения, зачем я вообще вцепилась в него мертвой хваткой в тот момент. Я так и металась в панике по улице, переписываясь с ЮВ, которая объясняла мне отличие этих картинок друг от друга и убеждала в пластике подбородка. Огромное ей спасибо за терпение к неуравновешенным пациентам вроде меня. Спустя 15-20 минут ко мне вернулось мое обычное состояние покоя, рационального мышления, способности к анализу… Ненадолго.

Мне совсем необязательно было видеть существенные отличия на моделировании, всматриваться в угол между челюстью и подбородком и другие «мелочи», которые видно хирургам и тем, кто знает, «как надо», и совсем не видны мне. Если бы Юлия Владимировна не указала мне на них, в жизни бы не заметила. Тем более моделирование – это весьма примерный набросок результата. Поэтому я просто выбрала тот вариант, который наиболее отличался от «материала заказчика» 😉 Кроме того, утром меня все равно ждала встреча с хирургом для обсуждения моих пожеланий.

Исходник – вариант с двумя челюстями – вариант обе челюсти + подбородок – одна челюсть.

В день операции я приехала в клинику на 40 минут раньше (у меня проблемы с этим, первые пару раз я не могу нормально рассчитать время на дорогу) и спустя минут 10-15 ожидания начала нервничать. Не бояться, а нервничать. От голода, видимо Подготовка перед операцией, на которую был потрачен год, наконец-то завершилась. Я уже в клинике, от нового лица меня отделяет полчаса, может быть, час. Какая я проснусь? Что дальше будет? Как пройдет? Когда я себя увижу после отеков? Меня совсем не волновало физическое состояние (боли или онемение, к примеру; эти ощущения логичны, мне челюсть ломают и новую делают), а вот психологическое – очень. Может, я все же слишком высоко замахнулась. И это было самым страшным, когда я начала сомневаться в себе. (!) Никогда так не делайте.

Мои размышления прервали и пригласили в палату. Почти сразу подошла медсестра, измерили давление, пульс, температуру. Пока я думала, мой организм тоже думал и паниковал больше моего, поэтому решил поднять давление, температуру до 37,6 и врубить сердце до 97 ударов, а я и не заметила. «Не надо так волноваться, вы что!»

Видимо, информация была передана дальше по курсу, потому что следом появился Сергей Васильевич с речью о том, что «у Андрея Руслановича рука наметана» и «волноваться не надо, сотни таких операций сделал», а еще «позавчера и до этого делал, уже выписались, все отлично». Не объяснять же всем, что это не я паникую (я так в первых рядах в операционную бежала, если бы разрешили; и вообще, полностью готова и совсем не переживаю), а моя физическая оболочка нестабильна, сидит, потеет, температуру мне поднимает

С Сергеем Васильевичем мы уже встречались, он меня вспомнил (вроде бы), так что мы уточнили некоторые моменты и довольно быстро расстались.

Пригласили в операционную. На столе подключили ко всему, что необходимо. Вот, этот прекрасный момент спокойствия. Даже сейчас пишу и улыбаюсь Подошел СВ, сказал, что голова сейчас потяжелеет. Я-то уже бывалый тип, наркоз у меня не первый. Но тут потяжелела, так потяжелела, я даже покрутила ей во все стороны, чтоб это ощущение как-то стряхнуть. Дурман Дальше вырубилась.

Проснулась от голоса Сергея Васильевича с ощущением, что он здесь именно за мной, сейчас подойдет и будет будить, а я не очень-то собираюсь вставать, я бы еще полежала. Чувствую повязку вокруг головы и на челюсти, верчу головой – лицо тяжелое и как будто совсем не мое, но не болит, щеки дополнительные приделали. Вокруг все разговаривают, что-то складывают и шумят. Но отчетливо в моей голове присутствует только Сергей Васильевич, который, к тому моменту, за меня серьезно взялся и не отступал. Меня так раздражало, что я уже прекрасно его (и не только) слышу какое-то время, но сообщить об этом не могу. В памяти остался момент, что я попыталась махнуть ладошкой, типа «да всееее, достаточно уже, я тут», но вспомнила, что она в одеяле и ее не видно и прекратила это занятие. Не знаю, было ли это на самом деле или только в моей голове. Все происходило так медленно, как будто минут 20 там валялась, а по факту несколько секунд, наверное. Чьи-то руки упаковали меня в одеяло, значит, я на месте, сейчас все уйдут и я досплю свою норму.

Ага, конечно, никакого спокойствия. Ворвалась новая делегация, которую я тоже почувствовала еще на этапе открывания двери, как в замедленной съемке. И конечно это был Андрей Русланович, который тоже задался целью меня растолкать и заставить слушать (или все-таки не его работа?), а еще медсестра и анестезиолог (узнала по халату, могу ошибаться). Пришлось моргнуть разок. Оу, ну точно АР. Этот образ навсегда отпечатался в моем посленаркозном подсознании, да такой точный еще. чем вообще положено заниматься мозгу после наркоза?! Не знаю, у кого и как, а мой почему-то запоминает все до мельчайших деталей, а потом не признается, правда это было или он придумал ради развлечения. Но этот момент все же был.

Читайте также:  Отбеливание зубов системой Opalescence – домашнее и профессиональное, Opalescence Xtra Boost

Андрей Русланович сел рядом, рассказал, что было и что «я все сделал так, что тебе должно понравиться». Тут я попыталась улыбнуться, возможно, не очень удалось, и больше было похоже на страдальческую гримасу. Я поблагодарила. Вырубилась.

Проснулась от голоса Сергея Васильевича с ощущением, что он здесь именно за мной, сейчас подойдет и будет будить, а я не очень-то собираюсь вставать, я бы еще полежала. Чувствую повязку вокруг головы и на челюсти, верчу головой – лицо тяжелое и как будто совсем не мое, но не болит, щеки дополнительные приделали. Вокруг все разговаривают, что-то складывают и шумят. Но отчетливо в моей голове присутствует только Сергей Васильевич, который, к тому моменту, за меня серьезно взялся и не отступал. Меня так раздражало, что я уже прекрасно его (и не только) слышу какое-то время, но сообщить об этом не могу. В памяти остался момент, что я попыталась махнуть ладошкой, типа «да всееее, достаточно уже, я тут», но вспомнила, что она в одеяле и ее не видно и прекратила это занятие. Не знаю, было ли это на самом деле или только в моей голове. Все происходило так медленно, как будто минут 20 там валялась, а по факту несколько секунд, наверное. Чьи-то руки упаковали меня в одеяло, значит, я на месте, сейчас все уйдут и я досплю свою норму.

ПРОТЕТИЧЕСКИЙ МЕТОД

Протетические методы связаны с депульпированием зубов и уменьшением их размеров по вертикали с последующим удлинением клинической коронки. Метод применим при достаточном расстоянии до фуркации корней зубов и достаточном объеме прикрепленной десны, но ограничен в случаях значительного зубоальвеолярного удлинения.

Рис. 6-7. Фрагментарная остеотомия задних отделов верхней челюсти; усовершенствованная методика с сохранением объема прикрепленной слизистой и контралатеральной инцизией.

Показания к операции

Врач может назначить проведение операции при таких нарушениях зубочелюстной системы:

  • изменение формы подбородка;
  • диспропорция лица;
  • излишне развитая или недоразвитая нижняя/верхняя челюсть;
  • неполное смыкание зубов с образованием щелевидного зазора;
  • нарушение жевательных функций.

Вернуться к оглавлению


Врач может назначить проведение операции при таких нарушениях зубочелюстной системы:

Стоматология Учебник Трезубова / Раздел 18 Зубочелюстные аномалии / 07 Аппаратурно-хирургический и хирургический методы устранения аномалий

Аппаратурно-хирургический и хирургический методы устранения аномалий

Хирургическое вмешательство может быть самостоятель­ным методом лечения, например, удаление или трансплантация ретенированного зуба, те случаи, когда после остеотомии че­люсти и ее остеосинтеза достигается окклюзия, не требующая дополнительной коррекции с помощью ортодонтических аппа­ратов. Однако, в большинстве случаев хирургическое вмеша­тельство является лишь одним из компонентов комплексного аппаратурно-хирургического лечения, которое:

– облегчает перемещение зубов с помощью ортодонтической аппаратуры;

– обеспечивает перемещение в нужное положение зубно­го ряда вместе с основанием челюсти;

– устраняет влияние факторов, обусловленных наличием патологии мягких тканей лицевой области;

– позволяет устранить или уменьшить дисгармонию лица. Все многообразие предложенных операций можно сгруп­пировать по объекту, области вмешательства:

– альвеолярный отросток верхней челюсти;

– альвеолярная часть нижней челюсти;

– тело верхней челюсти с ее отростками;

– тело, ветвь нижней челюсти;

– мягкие ткани жевательно-речевого аппарата.

Рис. 18.23. Реконструктивные операции на верхней челюсти (остеотомии): а – в боковых отделах по Шухардту; б – в переднем отделе альвеолярного отростка по Кон-Стоку; в – высокая горизонтальная по Семенченко; г – по Обвегезеру; д – по типу Ле Фор II; е – по типу Ле Фор III. Пояснения в тексте

Операции в области альвеолярного отростка (части) че­люсти:

1) удаление зубов (интактных, для создания места при пе­ремещении других зубов; ретенированного, сверхкомплектного, расположенного вне зубного ряда);

2) компактостеотомия — рассечение компактного слоя кости в области альвеолярного отростка (альвеолярной части) с целью облегчения перемещения зубов в процессе аппаратур­ного ортодонтического лечения. В зависимости от формы воз­никающего дефекта кости различают решетчатую и ленточную компактостеотомию (см. рис.17.56);

3) остеотомия – рассечение с помощью специальной эле­ктропилы, фиссурной фрезы или остеотомом костных структур альвеолярного отростка (части) на всю их толщу с целью одно­моментного или постепенного перемещения сегмента зубного ряда в нужное положение. Примером может служить операция по Шухардту (рис. 18.23, а) – остеотомия в области заднего отдела альвеолярного отростка верхней челюсти при открытом прикусе или зубоальвеолярном удлинении с целью перемеще­ния его вверх, то есть внедрения в верхнечелюстную пазуху;

4) остеотомия с остеоэктомией. Аркообразная остеото­мия с резекцией (остеоэктомией) участка альвеолярного отро­стка в области удаляемых или ранее удаленных зубов на верх­ней челюсти по Кон-Стоку (рис.18.23, б) применяется при про-трузии передней группы зубов, сочетающейся с открытым при­кусом.

Операции на верхней и нижней челюсти проводятся в тех случаях, когда для устранения нарушения окклюзии (прикуса), дисгармонии лица необходимо изменить положение зубного ря­да в пространстве путем перемещения всей челюсти или какой-то ее части вместе с зубным рядом.

Различают следующие виды операций на верхней челюсти:

1) горизонтальная остеотомия верхней челюсти (рис.18.23, в) – линия остеотомии проходит на уровне основа­ния грушевидного отверстия и далее через переднюю стенку верхнечелюстной пазухи, скулоальвеолярный гребень, бугор верхней челюсти с рассечением крыловидно-челюстного соеди­нения. После этого фрагмент верхней челюсти, включающий альвеолярные и небные отростки, перемещают вперед, придают ему нужный наклон и осуществляют остеосинтез челюсти минипластинками на шурупах или проволочным швом. Для пере­мещения фрагмента верхней челюсти назад производят остео­томию крыловидного отростка клиновидной кости;

2) горизонтальная остеотомия верхней челюсти с ее фраг­ментацией. При выраженной деформации альвеолярного отро­стка в вертикальной плоскости горизонтальную остеотомию до­полняют рассечением альвеолярного отростка по межальвео­лярным перегородкам, т. е. производят его фрагментацию (рис.18.23, г);

3) высокая остеотомия верхней челюсти (рис.18.23, д, е) – проводится при мезиальном и открытом прикусе, обусловлен­ном верхней микрогнатией или ретрогнатией челюсти и сопро­вождающемся выраженной дисгармонией лица – уплощением его средней трети. Линия остеотомии может проходить при этом по швам, соединяющим верхнюю челюсть с костями лице­вого и мозгового черепа, либо по швам, соединяющим лицевой и мозговой череп.

Операции на нижней челюсти преследуют разные цели:

– изменение протяженности зубного ряда;

– изменение наклона зубов;

– изменения формы и наклона окклюзионной поверхнос­ти (плоскости);

– уменьшения или увеличения протяженности тела че­люсти;

– уменьшения или увеличения высоты ветви нижней че­люсти.

Операции, проводимые на теле и ветви нижней челюсти:

1) остеотомия в области тела, ветви — при микрогнатии с целью увеличения их протяженности путем разведения фраг­ментов и введения между ними костного аутотрансплантата (рис.18.24, а);

2) остеотомия в области тела челюсти с остеоэктомией:

– клиновидная резекция альвеолярной части с вертикаль­ной остеотомией тела нижней челюсти по А.А. Лимбергу (рис.18.24, б) – с целью устранения открытого мезиального прикуса;

– ступенчатая остеотомия нижней челюсти с остеоэкто­мией по В.А. Богацкому (рис.18.24, в) – для уменьшения про­тяженности тела челюсти при мезиальном прикусе;

3) остеотомия в области ветви нижней челюсти:

горизонтальная остеотомия ветви по Костечке (рис.18.24, г) — с целью перемещения тела челюсти, зубного ря­да назад, изменения наклона окклюзионной поверхности при мезиальном и открытом прикусе;

Рис. 18.24. Реконструктивные операции на нижней челюсти: а – остеотомия в области тела челюсти; б – клиновидная резекция альвеолярной части с вертикальной остеотомией тела челюсти по Лимбергу; в – ступенча­тая остеотомия тела челюсти по Богацкому; г – горизонтальная остеотомия ветвей нижней челюсти по Костечке; д – вертикальная скользящая остеотомия вет­вей нижней челюсти по Сукачеву; е – остеотомия ветви нижней челюсти по Обвегезеру; ж – косая ретромолярная остеотомия по Даль Пону; з – костнопласти­ческое восстановление подбородка по Конверзу, Смиту. Пояснения в тексте.

– вертикальная скользящая остеотомия по В.А. Сукачеву (рис.18.24, д) – для устранения открытого мезиального прикуса;

– сагиттальная остеотомия ветви по Обвегезеру и по Даль Пону (рис.18.24, е, ж) – с целью перемещения тела челюсти на­зад и изменения наклона окклюзионной поверхности при мези­альном и открытом прикусе, либо увеличения высоты ветви и перемещения тела челюсти вперед при глубоком дистальном прикусе;

4) гениопластика — как один из вариантов контурной пла­стики (рис.18.24, з) — проводится с целью устранения дисгар­монии лица путем остеотомии с перемещением подбородочного отдела челюсти и закреплении его в новом положении, либо поднакостничным введением моделированных трансплантатов, имплантатов. Гениопластика может быть основным методом ле­чения при изолированной микрогении, либо одним из компо­нентов комплексного лечения при зубочелюстных аномалиях.

Операции на мягких тканях жевательно-речевого аппарата:

1) операции на губах имеют своей целью:

– устранение короткой уздечки верхней, нижней губы, препятствующей устранению диастемы, вызывающей хроничес­кую травму краевого пародонта и затрудняющую протезирова­ние съемными конструкциями;

– углубление преддверия полости рта, затрудняющего протезирование съемными протезами и способствующего хро­нической травме краевого пародонта;

2) операции на языке — проводятся по поводу короткой уз­дечки языка, ограничивающей его подвижность, затрудняющей протезирование съемными конструкциями протезов, а также по поводу макроглоссии. Резекция части языка при макроглоссии может осуществляться как самостоятельная операция перед на­чалом ортодонтического лечения, либо она является составным компонентом сочетанного хирургического вмешательства на че­люстях и языке;

3) операции на нёбе – проводятся по поводу врожденных расщелин и дефектов, возникших в результате травмы, после удаления опухоли. Для замещения подобных дефектов чаще всего используют небные слизисто-надкостничные лоскуты.

Другие примеры хирургического пособия описаны ниже.

– мягкие ткани жевательно-речевого аппарата.

Ожидаемый эффект

По прошествии какого-то времени после проведения хирургического вмешательства, когда завершится период реабилитации, пациенты отмечают явный положительный результат.

  1. Откусывать и жевать пищу становится проще, что влияет и на работу системы пищеварения.
  2. Зубы меньше изнашиваются и разрушаются, что является очень частым явлением при наличии дефектов прикуса.
  3. Улучшается внешность пациента – прикус приходит в норму, соотношение челюстей становится гармоничным, а улыбка – красивой. У человека повышается самооценка, он становится увереннее.
  4. Снижается вероятность возникновения болезней височно-нижнечелюстного сустава, так как уменьшается объем нагрузок.
  5. Если проблема нарушение стало следствием получения травмы, операция поспособствует возвращению прежнего внешнего вида.

Остеотомия является довольно популярной и востребованной процедурой именно благодаря своей действенности.


Распиленный фрагмент отделяется и ставится в уже определенное положение. Фрагмент фиксируется минипластинами из титана.

Ссылка на основную публикацию